Статьи

Интервью: Кисимото Масаси и Самура Хироаки

28.08.2016 — by Матвей Колосов

main

Статьи

Интервью: Кисимото Масаси и Самура Хироаки

28.08.2016 — by Матвей Колосов

Автор манги Naruto Кисимото Масаси, ко всеобщему удивлению, большой фанат Самуры Хироаки. Автор фэнтези для подростков восхищается жестокой мангой Самуры, которая до самых корней пронизана страданием и насилием. Самура старше Кисимото на пять лет, начал свой сериал Mugen No Juunin за 6 лет до сериализации Naruto. Наконец, Кисимото Масаси и Самура Хироаки удается пообщаться между собой много лет спустя. Представляем вам интервью мангак, в котором они обсудили хейтеров, женские груди и мангу друг друга.Кисимото Масаси: Я всегда мечтал с вами встретиться. Это наяву…
Самура Хироаки: Приятно слышать
Кисимото Масаси: Нет, правда, я обожаю ваши работы с университетской скамьи. Как бы выразиться, мне так много хочется вам сказать. На хрен Наруто, поговорим о Клинке Бессмертного.
Самура Хироаки: Полно тебе уже.
Кисимото Масаси: Я до сих пор помню как Клинок Бессмертного только начал издаваться в Afternoon, я тогда был на первом курсе и другие студенты мне все время говорили: «Кисимото, ты ведь хочешь стать мангакой? Тогда попробуй переплюнуть вот это.» Я как раз тогда работал над мангой о самураях, и узнав, что Клинок тоже про самураев, решил взглянуть в надежде что-то почерпнуть, каково было мое удивление, когда я понял, что передо мной манга совершенно иного уровня.
Самура Хироаки: Ну это совсем не так!

Blade-of-the-immortal-80299
Кисимото Масаси: Нет! Правда! Именно тогда я решил отказаться от идеи рисования манги о самураях и взяться за другой жанр.
Самура Хироаки: Жаль, что ты так подумал, в Jump могла бы появиться великолепная история о самураях.
Кисимото Масаси: Ну, Rurouni Kenshin в том время тоже как раз начался, поэтому… Так или иначе, я ушел от этой идеи и обратил взор на сюжеты о ниндзя.
Самура Хироаки: И идея ниндзя оказалась блестящей. Она смогла подцепить даже ниндзяфанов за пределами Японии.
Кисимото Масаси: Вот именно — я был крайне удивлен, узнав, что они так популярны и за границей… однажды, я смотрел рецензии на Наруто на Youtube и одна из них была от парня, который терпеть не может Naruto. Он что-то говорил, а весь фон за ним был покрыт постерами с «Клинком Бессмертного», знал бы он, что сейчас я говорю с его любимым Самура Хироаки.
Самура Хироаки: Да, такое бывает, когда эти парни сравнивают мою работу с чей-то еще, чтобы размазать ее об стену. Не люблю, когда так делают, к тому же, меня это безумно смущает.

Кисимото Масаси: Как бы то ни было, меня очень затянуло. Такого не было со времен Akira. (Манга Отомо Кацухиро.) Этот рисунок! Особенно руки и ноги, тогда в Afternoon одна страница отдавалась авторам и я до сих пор помню, как я был покорен персонажем, сидящим на стуле. Вы его нарисовали.
Самура Хироаки: А, он занял у меня много времени.
Кисимото Масаси: Я всего на пару лет младше вас, но то изображение заставило меня задаться вопросом сколько времени у меня потребуется, чтобы достичь вашего уровня.
Самура Хироаки: Знаешь. Я начал читать Naruto с середины, но ты меня очень впечатлил своими художественными способностями.
Кисимото Масаси: Я? Неееет
Самура Хироаки: Я серьезно. Тогда мне стало интересно что ты умеешь еще, и я начал читать Naruto сначала. Конечно, манга выглядела иначе, но даже тогда ты не был одним из тех сырых новичков.
Кисимото Масаси: Но я очень много почерпнул от вас. В школе я любил Akira, в университете «Клинок Бессмертного», я взял очень много от вас. Когда я стал известнее, Осаму Акимото (автор Kochikame) сказал, что в моей работе очень чувствуется влияние Клинка. Одежда, прическа. Он сказал: «Какаси — это Магацу, а Ирука — Мандзи, ведь так? Я тоже люблю Клинок, поэтому говорю это уверенно».

Мандзи и Магацу
Самура Хироаки: Правда?
Кисимото Масаси: И он попал в точку. На то, как я рисую руки, тоже повлияли вы. Я был потрясен тем, как рука держит пистолет в Клинке Бессмертного  Линия идущая от указательного к большому пальцу. Вы очень хорошо можете ухватить анатомию людей, и мне это дало материал для работы.


Самура Хироаки: На самом деле рисование рук я тоже почерпнул от других людей. Прочитав Arion Ёсикадзу Ясухико, я подумал: «Наконец есть кто-то, кто умеет рисовать руки.»
Кисимото Масаси: Да, руки это то, чего ты не можешь выработать фантазией, только наблюдением.
Самура Хироаки: Они тебя беспокоят даже, если смотришь на свою собственную мангу. Впрочем, ты очень хорош в рисовании рук.
Кисимото Масаси: Это полностью ваша заслуга. Один из моих ассистентов по прочтении моей первой работы Karakuri, сказал, что я очень хорош в рисовании рук. Тогда я ему рассказал, что я просто рисовал ваши руки. Он ответил, что знал это, это очень заметно.
Самура Хироаки: Но я, например, всегда рисую сухожилия в руке, такая у меня выработалась привычка, хорошо это или нет. Ты же рисуешь только внешнюю линию руки. Это впечатляет.


Кисимото Масаси: Но это все еще ваши руки.
Самура Хироаки: Но твое умение упрощать очень важно, это потрясающе.

Кисимото Масаси: Ваш стиль рисунка действительно оригинальный, многие просто копируют стиль рисования любимых художников, но не вы.
Самура Хироаки: Манга, которую я рисовал в студенческие годы была копией Кацухиро Отомо по стилю, я даже перенял его стиль наложения скринтонов на тени. Тогда я подумал, что такое заимствование может стать проблемой и стал работать над своим стилем. Сделал его грубее.
Кисимото Масаси: Это стало бомбой!
Самура Хироаки: Частично это произошло из-за того, что я никогда не рисовал пером, как, предполагалось, я должен бы был. Я использовал ручку-кисть и линеры, это было просто быстрее.
Кисимото Масаси: Это не было заметно, я бы никогда не смог сказать, что вы рисуете линерами. Одно время, вопрос чем вы рисуете был предметом спора меня с другом. Он говорил, что это может быть линер, но я упрямо уверял, что невозможно сделать такие линии с помощью простого линера. Когда я узнал какие инструменты вы используете, то был шокирован.
Самура Хироаки: Какой проницательный друг!

Кисимото Масаси: Персонажи в Клинке тоже выглядят потрясающе. Девушки милые, их действительно можно отличить друг от друга. Вы не думаете, что придать женским персонажам отличные друг от друга черты крайне сложно?
Самура Хироаки: Да. Я тоже в этом плох, на самом деле. С мужчинами все проще. Можно использовать больше форм, даже если это сделает отдельные части лица несколько уродливыми при детальном рассмотрении. С женщинами все иначе, если ты рисуешь красивое лицо, то они становятся похожи друг на друга.
Кисимото Масаси: Но у вас получилось придать особенную внешность даже второстепенным персонажам: даже форма глаз отличается. Единственное сходство — это форма груди, она у всех небольшая.
Самура Хироаки: Еще у них у всех примерно один вес. Тебе нравятся больше большие или маленькие сиськи?
Кисимото Масаси: Вообще-то, большие.
Самура Хироаки: Хех, теперь ты знаешь как мы должны нарисовать персонажей из манги друг друга. Мне было интересно, что же я должен нарисовать, и мой ассистент сказал, что может легко представить как я нарисую Хинату или похожего по комплекции персонажа. Тогда он сказал мне, что нужно попробовать нарисовать Цунаде. Или, если я захочу нарисовать мужчину, то Чоудзу, кого-то с большими сиськами, короче.

Кисимото Масаси: Я пользовался Клинком Бессмертного для построения композиции и покупал по 2 копии Afternoon,
Самура Хироаки: Зачем?
Кисимото Масаси: После покупки журнала, я клеил страницы Клинка Бессмертного на стену, но я не мог наклеить всю мангу, потому что оборотной страницы не видно после того, как ее прикрепишь к стене. Я смотрел сколько страниц у вас требуется для раскрытия действия или идеи, сколько панелей нужно на то или иное событие.
Самура Хироаки: О, это было необязательно. В Jump множество работ с кого можно было взять пример.
Кисимото Масаси: Я просто хотел вам показать, как сильно я был поглощен вашей работой. Темп вашей манги великолепен. Как будто, вы показываете действие персонажа отдаленно, а затем камера фокусируется на каждом небольшом элементе отдельно.


Самура Хироаки: Для меня главное, к чему должен стремиться мангака — к объяснению. Объяснить сцену, — главный приоритет, более того, нужно объяснить её так, чтобы выглядело круто. Рисунок сцены в фильме и рисунок сцены в комиксе — разные вещи. В комиксе требуется больше кадров для объяснения сцены.
Кисимото Масаси: К тому же манга черно-белая.
Самура Хироаки: Верно. Нужно объяснить все.
Кисимото Масаси: Это сложно. Ошибись немного в боевой сцене, и станет непонятно что за чем следует.
Самура Хироаки: Я думаю, в твоем случае, это рок, проклятие создания еженедельного сериала. В смысле, расписание убийственное, мне было интересно, как вы, парни, находите силы и время на это все, умудряясь при этом заботиться о рисунке. Вы так много создаете. Думаю, у тебя бывают случаи, когда ты, например, накладываешь скринтон не так, как этого хочешь.
Кисимото Масаси: Это определенно верно для глав, которые выходят в журнале, но я стараюсь все исправлять к выходу тома манги.
Самура Хироаки: В твоих битвах очень много линий. Но это также значит, что глазу сложнее уследить за всей подаваемой информацией, она просто затеряется в шуме. Думаю, было бы проще читать, если бы ты просто наложил скринтон, но, полагаю, для этого просто нет времени.
Кисимото Масаси: Да, его нет. В вашей манге, вы ставите персонажа на передний план, накладывая затем скринтоны, придавая глубину важным элементам. Я старался делать так же, но на это не было времени, поэтому я прекратил.
Самура Хироаки: Ты говоришь, что мою мангу легко читать, но разница между нашими работами только в том, что я использую скринтоны.
Кисимото Масаси: Дело еще в позиционировании камеры. Слишком близко — и ты не поймешь, где находятся персонажи. В Naruto битвы проходят с огромными персонажами, в том числе. Убери камеру слишком далеко — будет не видно героев. Поставь камеру очень близком и не поймешь с кем они сражаются. Ваша работа с камерой другая, я восхищаюсь вами за это. Особенно сцена в коридорах замка Эдо. Вам нужно работать с перспективой, но мест куда поставить камеру так мало, что это становится просто взрывом мозга.

Самура Хироаки: Да, невозможно работать на отдалении.
Кисимото Масаси: К тому же, нужно передать бой в замкнутом пространстве так, чтобы читатель мог понять происходящее. Я пробовал нарисовать сцену битвы Джирайи. Это было очень сложно. Я рисовал до тех пор, пока не сказал редактору, что у меня не получается. Но у вас в замке Эдо сражаются все персонажи. Вам это как-то удается.
Самура Хироаки: Да, я облажался в тех сценах не раз.
Кисимото Масаси: Это не правда.

Самура Хироаки: Изменим тему. Думаю, у нас есть с тобой одна общая слабость. Ты тоже не можешь сделать персонажа, который определенно заслуживает смерти. Мы оба создаем много второстепенных историй, которые делают этих ребят не такими уж и плохими.
Кисимото Масаси: Когда возвращаешься в прошлое, объясняешь бекграунд? Да, эта штука сильно затягивает историю.
Самура Хироаки: Но знаешь, может быть, потому что я такой же как и ты, меня всегда впечатляло, что ты не забываешь о других персонажах. Особенно в последней крайне долгой битве Наруто. Ты дал возможность блеснуть каждому персонажу там. Ты рисовал мангу 15 лет и не забыл ни одного персонажа до самого конца.
Кисимото Масаси: Я хотел изначально дать выступить каждому из них в итоге. Впрочем, вы тоже не забыли никого из своих персонажей.
Самура Хироаки: Да, я старался дать возможность выступить всем, кроме тех, кто не имел никаких причин появляться далее.
Кисимото Масаси: Мне очень понравилось, что Гиити появился в самом конце. Обажаю сцену, где он сражался с оружием Мандзи.

Кисимото Масаси: Я думаю, что Blade of The Immortal и Naruto — это две стороны одной монеты. Если в Naruto я пишу о том, как люди живут, передавая ценности из поколения в поколение, то Клинок о том, как этого делать не стоит, чтобы не заставлять своих потомков страдать. Но, в то же время, у вас происходит преемственность не только ненависти, но и любви, я думаю, это восхитительно.
Самура Хироаки: Я пытался свести все к более менее разумному концу. Впрочем, концовка, вроде как, сама себя написала.
Я имею ввиду, что вещи о которых я писал ранее, сами дали о себе знать под конец.
Кисимото Масаси: Ваша работа поражает. Работать с ненавистью очень тяжело. Люди хотят отомстить, но что в этом справедливого? Я тоже работал с ненавистью и местью, поэтому представляю как вам должно было быть сложно. Вы давно знали чем закончится «Клинок Бессмертного»?
Самура Хироаки: Я осознал суть концовки, когда начал последнюю арку. Но то, что Рин отомстит Аноцу — тот элемент, который я определил с самого начала.
Кисимото Масаси: Рин всегда колебалась, особенно, когда путешествовала с Аноцу, которого она ненавидит. Но она всегда была уверена, что будет той, кто убьет его.
Самура Хироаки: Ее колебания могли быть на самом деле колебаниями автора.
Кисимото Масаси: Это казалось реалистичным, впрочем. Если бы я был на месте Рин, я бы тоже был нерешительным.
Самура Хироаки: В то время как персонажи Naruto не такие нерешительные, особенно сам Наруто. Это хороший сенен.
Кисимото Масаси: Да, я сделал Наруто таким персонажем, который не сомневается. Частично из-за того, что думал о том, что дети, читающие мангу, могут не понять этого. Наруто как персонаж наткнулся на серьезную преграду, когда встретился с Пейном, когда Пейн начинает задумываться о том, что месть может быть неверным выходом, а Наруто в этот момент никак не мог найти ответ. Это могло выглядеть не реалистично для Наруто, который никогда не сомневается.

Самура Хироаки: Я бы хотел сказать тебе две вещи касательно Naruto сегодня. Первая касается отношений Саске и Наруто. Саске уходит, а затем возвращается. Наруто все свои действия и рассуждения пропускает сквозь дружбу с Саске, в то время как Саске, кажется, совсем не заботит наличие Наруто в его жизни во время принятия решений. Я не был уверен, правильно ли это, до тех пор пока не прочел концовку.
Кисимото Масаси: Верно.
Самура Хироаки: Тогда дискомфорт касательно этого момента покинул меня. Второе, что я хотел сказать: техника теневого клонирования слишком сильная для введения ее с самого начала. Я не думал много об этом в начале. Но потом я задумался: это же создание физических копий, которые могут действовать по своей воле и могут быть сильны, чертовски сильны.
Кисимото Масаси: Это правда. Главный герой слишком силен. Это секретная техника и ей не получилось бы так просто овладеть, но я сделал это из-за наличия в Наруто лиса.
Самура Хироаки: Итак. У тебя есть какая-то идея касательно следующей манги?
Кисимото Масаси: Что-то не слишком долгое. Я бы хотел написать мангу, которая уложится где-то в 10 томов.
Самура Хироаки: Не думаю, что редакция журнала позволит тебе это сделать. Так есть какие-то соображения?
Кисимото Масаси: Ну, я бы хотел избежать создания чего-то похожего на Наруто, но в то же время, что-то похожее на Наруто — это то, чего ждут читатели. Я раньше делал работу о мафии, но люди стали писать, что хотели бы видеть какие-нибудь суперспособности в манге, а у мафии их нет.
Самура Хироаки: Редакция Jump очень легка на подъем. Они дают тебе попробовать то, что ты хочешь, но если это не будет популярно, они просто обрубят выпуск и заставят тебя думать над чем-то еще. Лично я бы тоже хотел видеть, как ты работаешь над чем-то совершенно другим, нежели метил на создание еще одного похожего хита.
Кисимото Масаси: Я бы хотел попробовать создать что-то новое, но работа над еженедельной мангой — это слишком. Думаю, я подамся в ежемесячник.
Самура Хироаки: Ты очень хороший художник, поэтому я бы хотел видеть работу в которой ты выкладываешься до тех пор, пока не будешь полностью удовлетворен рисунком.
Кисимото Масаси: Вы слишком любезны. Но я действительно хочу работать больше над рисунком, пока самому не понравится. Впрочем, зная себя, тогда я могу не уложиться в сроки подачи чистовика.

«Наруто», нарисованный Самура Хироаки и «Клинок Бессмертного», нарисованный Кисимото Масаси:

img02 img01

Матвей Колосов

Матвей Колосов

Главный редактор проекта mangahome