Статьи

Интервью с организаторами южнороссийского мультикультурного фестиваля «Танибата»

19.05.2017 — by Илья Богомолов

main

Статьи

Интервью с организаторами южнороссийского мультикультурного фестиваля «Танибата»

19.05.2017 — by Илья Богомолов

Анастасия Васильева (слева) и Елена Юсова. Фото: Александр Такиев

С 2005 года в Ростове-на-Дону ежегодно проходит фестиваль “Танибата”. Это большое событие, которое собирает гостей со всей России и из-за рубежа. Программа состоит из двухдневного косплей-шоу по 7 часов выступлений, а также концерта, лекций, мастер-классов, конкурсов видео, арта и фотографий, катания на теплоходах и афтепати. Фестиваль настолько насыщенный, что в итоге от летнего мероприятия “отпочковался” зимний “Нян-фест”, который проходит уже второй год. Manga Home поговорил с организаторами обоих мероприятий. Анастасия Васильева (Асни) и Елена Юсова (Усаги) рассказали о том, как им удалось перерасти из формата аниме-показов в событие регионального масштаба, и о том как жители юга России приняли косплееров и прочих поклонников японской культуры.


– Первым делом, хочется спросить, с чего же всё началось. Жили – не тужили, и вдруг: “А давай-ка устроим аниме-фестиваль!” Или как это было?

Асни

– Мы начинали не с фестиваля, а с показов аниме. В начале нулевых еще нельзя было скачать сериал с торрентов или купить на лицензированном диске. Медленный Интернет, маленький формат видео. Английские встроенные субтитры были пределом мечтаний. Поэтому к началу интересующих вас событий в Ростове существовало два фонда японской анимации: клуба “R.An.Ma” и “Nippon-on-Don”. Усаги состояла в первом, а я возглавляла второй, необходимость в котором уже много лет как отпала. Аниме собирали со всей страны, переписывались с такими же увлеченными людьми, отправляли друг другу посылки, сначала с кассетами, потом с дисками, обменивались с фондами из других крупных городов. Возникла идея показать часть этого материала в кинотеатре. Обратились в несколько, но их руководство покрутило пальцем у виска: “Да кому оно нужно, это ваше аниме?” Потом я зашла в кинотеатр “Россия” (на сегодняшний день разрушен – прим. авт.), там спросили: “А что, вы думаете, придет больше 50 человек?” Я ответила: “Гарантирую!” У них на тот момент показы и 30 зрителей не собирали, поэтому они согласились. С командой единомышленников я развесила афиши по городу, установив какую-то символическую стоимость билета – набился полный зал. У администрации были воистину анимешные глаза (смеется). Два дня шел показ, мы представили несколько произведений в субтитрах – об озвучке в то время мечтать не приходилось. Я сама делала переводы, чтобы не возникло проблем с авторскими правами. Люди были в восторге, но главное – они между собой познакомились! Конечно же, небольшие группы и тусовка на рынке «Динамо» существовали и до этого, но столько единомышленников в Ростове не собиралось, пожалуй, никогда. На следующий показ люди пришли в косплее. В “шкафном”, конечно, – париков, цветных линз и заказов вещей по Интернету тогда еще никто и представить не мог.

В те годы всё было проще и сложнее одновременно. К примеру – косплей. В моем образе Сейлор Мун “волосы” были сделаны из пакли, покрашены в золотистый цвет аэрозольным баллончиком для автомобиля. Выкручивались, как могли.

Усаги

– А клуб “R.An.Ma”, в свою очередь, сначала организовывал “анимки” – коллективные просмотры аниме на дому, с обсуждением и зеленым чаем. В конце 90-х – начале 2000-х мы делали бесплатные показы в Публичной библиотеке, они давали нам зал и проектор. Тоже был аншлаг. В те годы всё было проще и сложнее одновременно. К примеру – косплей. В моем образе Сейлор Мун “волосы” были сделаны из пакли, покрашены в золотистый цвет аэрозольным баллончиком для автомобиля. Выкручивались, как могли. (улыбается)

Фото: Тарас Бутейко
Асни

– Но вернемся к показам и зрителям-косплеерам. Я посмотрела на этих ребят и подумала, что им нужно мероприятие, где они смогли бы реализоваться. Стала изучать, что вообще есть в стране, узнала про фестиваль в Воронеже, самый старый в России. Потом поехала посмотреть, что проводят в Питере. То мероприятие мне не понравилось. Да, сценки, косплей, но открытие задержали на два часа, а про вокал я до сих пор вспоминаю с ужасом. Вернулась в Ростов и решила поумерить пыл, для начала организовав пати: с музыкой, клипами, сценками. Площадку выбрала скромную – маленький клуб “Студент”, куда набилось столько народу, что мы еле поместились! К тому моменту я уже была знакома с Усаги и пригласила ее стать ведущей этого мероприятия. И прямо на вечеринке у нас то и дело спрашивали: “А будет ли фестиваль здесь, в Ростове? Слышали, в Москве проводят – так чем мы хуже?” Посовещавшись, мы решили, что фестивалю в Ростове быть, и с этого момента действовали сообща. Повезло, что нас порекомендовали руководству филармонии – первая “Танибата” проходила там. Зрителей собралось около 700 человек, причем анимешники съехались не только из области, но и из Воронежа, Краснодара, Санкт-Петербурга и других городов. Вход для зрителей стоил рублей 50. Основную долю выступлений составляли короткие сценки. Сейчас, конечно, всё по другому — большинство групп готовит шоу со сложными костюмами, спецэффектами и декорациями, и минут на 10-15…

Фото: Дмитрий Верещагин

– А как вы описывали руководству площадки то, что хотите провести? Для неподготовленного человека это наверняка смахивало на шабаш…

Асни

– Смогли убедить, что это будет культурное мероприятие, а не разгул-шатание. Что всё будет организовано согласно правилам распорядка, а имуществу филармонии ничего не угрожает.

Усаги

– В первые годы анимешники ничем особо не отличались от других людей, кроме бесконечного дружелюбия, оптимизма и желания знакомиться. Они выделялись разве что какими-нибудь значками на сумках. Поэтому для наших арендодателей это был просто фестиваль молодежного творчества, где кто-нибудь иногда был странно одет. Но разъяснительную работу всё равно нужно вести, чтобы люди не пугались. Обычно мы проводим параллели с ролевиками – они более понятны как явление. До сих пор встречаются граждане, которые не знают про анимешную субкультуру. Подходят, спрашивают: “Вы кто – зеленые или циркачи?” Но за все эти годы я не вспомню ни одного раза, когда кто-то был в ужасе после нашего мероприятия. Даже если люди не совсем в теме, общая позитивная аура дает им понять, что они видят что-то хорошее. Мы надеемся на это!

До сих пор встречаются граждане, которые не знают про анимешную субкультуру. Подходят, спрашивают: “Вы кто – зеленые или циркачи?” Но за все эти годы я не вспомню ни одного раза, когда кто-то был в ужасе после нашего мероприятия.

Фото: Юлия Семенченко
ШЕСТВИЯ И ТЕПЛОХОДЫ

– Со второго по нынешний фестивали вы проводите в Областном доме народного творчества. Это достаточно большая площадка…

Асни

– Сейчас собирается ежегодно 350-400 участников и около 750 зрителей. Раньше у нас были еще и шествия по городу. Косплееры, зрители – вся толпа выходила на улицу и шла к Театральной площади, а затем спускалась к Дону и садилась на теплоходы. Первый раз это получилось спонтанно. Мы пришли на набережную и увидели пустой прогулочный теплоход. Вся наша компания загрузилась в него, и те три-четыре пассажира, что случайно оказались там с нами, получили незабываемый опыт от этой прогулки по воде (улыбается). Со следующего же года мы теплоходы заказывали централизованно, заранее, с согласованием нашего треклиста. Потом, когда появился закон о массовых мероприятиях, мы отказались от шествий. Чиновники дали нам понять, что лучше не стоит. Сейчас возим участников на набережную на автобусах.

– Шествие, наверняка, напоминало карнавал…

Асни

– По пути присоединялись цивильные люди, милиция (смеется)… Стражи порядка всегда смотрели на нас с немым вопросом: “Что это?” За кого только не принимали: за футбольных фанатов, хиппи, “людей цвета радуги”, выпускников школы – у кого на что хватало фантазии. Но никто не трогал. У нас всё было организовано. Впереди шли люди с флажками, в жилетках. Они контролировали переход через улицу. Отмечу, что у нашего фестиваля есть свои волонтеры, медики и люди, которые осуществляют охрану порядка.

– Были случаи, когда охрана понадобилась?

Усаги

– У меня был “прекрасный” случай. В каком-то году я была в костюме Судзимии Харухи. Смотрю – за кулисами стоят какие-то ребята, явно не наши. Ржут, пахнет от них странно, гоповатые такие товарищи. Я наехала на них: “Что вы здесь делаете?!” Они говорят: “А мы фанаты СКА (футбольный клуб в Ростове – прим. авт.)”. Как они проникли туда?! Им было весело, но ребята были немного не в себе, и за кулисами им точно нечего было делать. Пришлось их выпроваживать. Они, наверное, удивились, почему девочка в японской школьной форме разговаривает с ними приказным тоном. Но послушались.

Фото: Дмитрий Верещагин

– А как обычно горячие жители Ростова реагируют на косплееров, когда видят их на улице?

Асни

– Свадьбы подходят и начинают фотографироваться (улыбается). Ну у кого еще будут такие оригинальные свадебные фото? Наверное, некоторые даже специально подстраивают свой день бракосочетания под дату фестиваля. А для мамочек с детьми с соседней детской площадки это вообще праздник! У нас же кроме персонажей аниме можно увидеть героев сериала “My little pony”, Мериду из “Храброго Сердца”, Железного человека в полном костюме. Какой ребенок такое пропустит?

Усаги

– В прошлом году мы косплеили персонажей мультфильма “Головоломка”. Я в образе Радости была настолько востребована на улице среди мам с детьми, что пришлось скрываться от желающих сфотографироваться, иначе я бы опаздывала на каждое отделение.

ДЕНЬГИ И ЦЕНЗУРА

– Шкурный вопрос. Такое масштабное мероприятие, наверняка, требует больших зарплат. Откуда берете деньги?

Асни

– Мы платим за аренду помещений и оборудования, за работу персонала ОДНТ, за рекламу… Да за всё. А цены с каждым годом растут. Поэтому вход на фестиваль для зрителей, конечно же, не бесплатный. Начиная с прошлого “Нян-феста” приходится собирать плату и с участников, выступающих на сцене. Немного – 150 рублей. Это дает возможность собрать достойный призовой фонд для конкурсных номинаций и организовать все максимально качественно.

– А бизнес подключился к мероприятию? С вами сотрудничают магазины, коммерческие фирмы, общепит?

Усаги

– У нас есть информационные партнеры и спонсоры, которые предоставляют призы: настольные игры, фигурки, мангу, мягкие игрушки, рюкзаки и прочие тематические товары. С нами сотрудничают организаторы квестов, магазины линз, ателье по пошиву одежды, Интернет-магазины. Но часть призов приходится оплачивать из собственных средств.

Фото: Тарас Бутейко

– Фестивалю уже много лет. Что изменилось в людях за эти годы?

Усаги

– Анимешников стало больше, они стали делать более масштабные и человекоёмкие проекты. Некоторые к нам уже несколькими поколениями приходят. Когда-то в юности выступали сами – теперь детей приводят, а иногда наоборот – дети приводят родителей, и со временем те оказываются на сцене. Но каким-то удивительным образом все мы – участники, зрители, организаторы, ведущие – находимся в одном информационном пространстве и за счет этого понимаем самые разные постановки по самым разным первоисточникам.

Асни

– Сейчас мы вышли за рамки японской культуры. Уже лет пять весь фандом не увлекается только аниме. У нас есть участники, которые отыгрывают персонажей британских сериалов, американских комиксов, западного фэнтези, компьютерных игр. Иногда поступают очень неожиданные заявки. Приходите – и сами всё увидите.

Усаги

– Не говоря уже об оригинальных постановках, где целый мир придуман и воплощен в сценический проект нашими участниками. Мы не ограничиваем их творческое начало. Ну разве что временем и цензурой.

Некоторые к нам уже несколькими поколениями приходят. Когда-то в юности выступали сами – теперь детей приводят, а иногда наоборот – дети приводят родителей, и со временем те оказываются на сцене.

– А что не пропускает ваша цензура?

Усаги

– Какие-то откровенные сцены, слишком открытые костюмы. Бывает всякое. Мы работаем с участниками, предлагаем им другие варианты, которые будут уместны в формате общественного мероприятия. Ведь новички вполне могут не знать об общепринятых нормах и с чем-нибудь переборщить.

Асни

– Грубые высказывания, ругань, неуместные шутки… Бывает, что и такое приходится вычеркивать из сценариев. Алкоголь и наркомания – новички любят вставить в сценку эпизод, где все перепились, проснулись и не помнят, кто есть кто. Мы такое не приветствуем.

– Немного прогнозов. Каждый год масштаб ростовской “Танибаты” растет. Будет ли когда нибудь такое, что она развернется на полгорода?

Усаги

– Не вижу такой перспективы и такой надобности. Творчество анимешников всё-таки останется нишевым увлечением. В ряде крупных городов России аниме-фестивали переросли в конвенты. Это не формат “сцена и зрительный зал”, там много павильонов с отдельными презентациями и разными активностями. Театральной составляющей там почти нет.

Асни

– Мы растем в другом направлении – по качеству. Помимо двух фестивалей в год, в “межсезонье” мы проводим полезные занятия для наших участников: мастер-классы по актерскому мастерству, пошиву костюмов, изготовлению крафта, написанию сценариев… Приглашаем с этой целью специалистов. Всё для повышения уровня выступлений на фестивалях.

Фото: Дмитрий Верещагин

– А чего вам самим не хватает на фестивале?

Усаги

– Часто не хватает времени. Надо понимать, что для всего оргкомитета, как и для всех участников, фестиваль – это хобби. Оно совмещается с учебой, работой, семьей. На сцене практически все не профессионалы, а любители. Уровень, который мы видим сейчас в театральных постановках, вокальных и танцевальных номерах, все эти умения и сложнейшие костюмы – люди научились всему этому с годами, так же, как мы учились организовывать мероприятия. А у кого-то этот путь только начинается… Поэтому, к примеру, даты наших фестивалей мы выбираем так, чтобы они не попали на сессии, периоды отчетов или массовые отпуска. А еще – можно было бы зал побольше, но это нереально по, как минимум, финансовым причинам.

Асни

– Да, многие площадки не всегда и соответствуют нашим техническим требованиям: хороший звук, сложный свет, гримерки для участников и зрителей… Для того, чтобы успешно провести мероприятие такого многогранного формата, как мультикультурный фестиваль, нужно очень многое, а еще – лояльное отношение со стороны руководства. ОДНТ подходит нам идеально, мы не устаем благодарить судьбу за такой подарок.

 

Илья Богомолов

Илья Богомолов

Журналист, поклонник японской анимации и культуры комиксов. Пишу книгу, играю на ударных. Работаю на радио и в газете, раньше работал на ТВ. (Ростов-на-Дону)