Статьи

Хироаки Самура: как мангака стал художником. Часть 2: Harukaze No Snegurochka

27.07.2017 — by Матвей Колосов

main

Статьи

Хироаки Самура: как мангака стал художником. Часть 2: Harukaze No Snegurochka

27.07.2017 — by Матвей Колосов

HARUKAZE NO SNEGUROCHKA

Поскольку художественные способности у Самура, пожалуй, самые выдающиеся среди всех мангак-японцев, эксперементировать ему предстояло не с художественным стилем, а с историей. После черных комедийных ваншотов, собранных в сборник Gensou Gynaccoracy (также рекомендуемого мной к прочтению) и, пожалуй, слишком японской комедийной серии Halcyon Lunch (Про удивительную девочку, которая ест все подряд, включая людей и предметы), Самура вновь вспоминает про драму и берется за историю Harukaze No Snegurochka. Вновь однотомник и вновь в истории поднимается историческая тематика.

Внимание, первая часть статьи находится здесь

Перед нами Сталинская Россия времен индустриализации: голод на Украине, ужасы раскулачивания, — вы все читали про это в учебниках истории. Совершенно не по-советски одетая пара, — молодой человек (Отзывается на имя Щенок Мизгирев) в костюме и с повязкой на глазу поддерживает девушку на инвалидной коляске (Известна как Белка Снегурая), на ней темное платье отливающее изумрудным цветом. Уж на кого-кого, а на коммунистов ребята точно не похожи, наоборот, в их жестикуляции аристократические привычки, а во взгляде холод ледников. северного полюса. Пара любуется островом Кижи в Карелии и беседует с художником, как выясняется в последствии, агентом ОГПУ на задании. Не сказать, что они оказались здесь, в дали от цивилизации, случайно. Но вот как молодой человек аристократического вида и девушка на инвалидной коляске вообще добрались до Онежского озера, да еще и с такими псевдонимами, живыми, при деньгах, для меня остается загадкой. Но это единственная поблажка, которую я прошу вас сделать для манги. Да, это нелогично и требует всяческой критики, потому что в этот раз перед нами не мифическая западно-европейская страна из «Повозки Бладхарли», а конкретная Россия Сталинского периода; но я вас прошу, только в этот раз, — примите это как должное. Дальше все будет хорошо. Не с героями, с историей, а вот героям придется многое пережить, даже слишком много для семи глав истории.

Цель приезда Белки и Щенка проникнуть в дом-усадьбу на берегу озера. Будучи уже замеченными отрядами ОГПУ, их, разумеется, ловят и подвергают пыткам, которые, к сожалению, никаких ответов о причине появления необычной пары в такой глуши, не дали. Тогда, с целью поиска ответов на вопросы, поставленные партией, следователь Михалков, к слову, похожий на одного там режиссера, получает приказ остаться на даче и взять пару к себе в качестве обслуги. В тайне же задача Михалкова выяснить реальные мотивы приезда гостей. Хотели бы вы пожить с одним из начальников оперативного отдела НКВД? Я бы нет. А для Белки и Щенка, хоть им и был представлен шанс убраться восвояси, остатья на даче было важнее собственной жизни и испытаний, которые предстоит выдержать. Героям предстоит подружиться с Михалковым, познакомиться с убийцей Распутина и побывать в ссыльной Сибири.

Наверное, вы уже догадались, что пара историй «Повозка Бладхарли» — «Снегурочка на весеннем ветру» не случайна. Девочек-героинь объединяет не только возраст и хрупкое телосложение, но и телесные страдания. Михалков не стесняется насиловать свою молодую служанку, приговаривая “Думаешь, я побрезгую инвалидом? И не такое видел на допросах”, но в последствии окажется, что “режиссер”, хоть и не страшится скотского поведения, вполне себе нормальный мужик, который поможет своим слугам не единожды. В конце концов, личность человека многогранна, а самый большой эксперимент «Снегурочки на весеннем ветру» как раз в том, чтобы показать сложность человеческих взаимоотношений. Здесь нет святых, как нет их и в реальной жизни. Персонаж Белки также это знает, девушка понимает, что насилие — не худшее, что может произойти с людьми в Сталинской России, поэтому принимает этот крест с покорностью. В конце концов, на первых же страницах истории одному из людей выстрелили в лицо из пистолета ТК. В отличие от приютских девчушек в тюрьмах, Белка сильная личность с характером и волей, твердым пониманием реальности и отсутствием веры в сказку про Золушку (или кого там из приютов принимают в высший свет?). Она способна рационально взвешивать плюсы и минусы своего положения. Она не вызывает жалости или сострадания, потому что, хоть и прикованная к инвалидному креслу, хранит в себе огонь свободы. Гораздо больше жаль уже упомянутых агентов НКВД, судьба которых зависит от “доброй” воли жестокого диктатора. Сегодня ты стреляешь в голову подозрительному элементу, а завтра в 4 утра в дверь звонят твои же коллеги…

Главным преимуществом, отражающим качественный рост Хироаки Самура, как рассказчика, является правдоподобность манги. Harukaze No Snegurochka это, безусловно, никакая не историческая манга, а чистой воды фикшн, но убедительный настолько, что даже россиянину не будет стыдно от прочтения. Если вдаваться в детали, то вы обнаружите, что дома Юсуповых в Карелии не было, а сам он нарисован по модели дома Толстого в Ясной Поляне (впрочем, сам Самура в этом признается и просит не судить строго), поведение оперативников ОГПУ чересчур легкомысленно, секретный приезд в Россию Матрёны и Феликса (во избежание спойлеров фамилии персонажей останутся в тайне, но если вы внимательно следите за руками, то уже все поняли) из эмиграции маловероятен, но ведь не невозможен. Вся “Россия” Хироаки Самура крутится на вероятности тех или иных событий, что абсолютно безразлично японцу, для которого писалась манга, но приобретает особенную ценность в глазах носителя русской культуры. У меня, как читателя не возникло претензий к повествованию, — напротив, манга Harukaze No Snegurochka открывает неожиданные связи, о которых не упоминается в учебниках для общеобразовательных школ: убийца Распутина мастерски переодевался в женщин и, вероятно, был гомосексуален, а руководивший расстрелом царской семьи Юровский работал впоследствии директором политехнического музея.

Неизвестная даже среднему русскому информация прошла через мангаку-японца во время подготовки к созданию манги. Только за объем проделанных работ, со «Снегурочкой» стоит ознакомиться. Здесь вам уже не Bladharley No Basha, тщательная подготовка к созданию однотомника видна во всем: костюмах героев, переплетениях судеб исторических персонажей (весьма поверхностных, но абсолютно реальных), георгафических названиях. Насилие здесь не похоже на то животное насилие ради насилия из «Повозки Бладхарли», если оно и есть, то объясняется человеческими слабостями или же уродством сталинской системы. Насилие вырастает во взаимоотношения, например, как это было у Михалкова, отношения которого с Белкой начались с обычной человеческой похоти, а закончились настоящей привязанностью. Видно, что Самура творчески повзрослел и в какой-то момент его перестала устраивать наивная история про повозку грешников и девочек-мучениц в тюрьме, и он решил создать историю с применением всех своих фетишей, но более зрелую и логичную. Исчезла подростковая эмоциональность, страсть, ненависть, — их заменили более бытовые, но понятные реальному миру чувства: вместо страсти и постоянных раскаяний мы видим заботу героев друг о друге, вместо ненависти — расчет. Из-за отсутствия эмоциональных всплесков, Harukaze No Snegurochka может показаться более занудной, но веришь, почему-то, больше этой истории, а не «Повозке».

ВЫВОДЫ

Чем манга взрослее, чем меньше в ней пафоса и больше реализма, тем, как известно, хуже она продается. Но Самура годами заслужил право выпускать те истории, которые хочет именно он, а не издатель, люди покупают истории уже не думая, интересен ли им сеттинг или завязка, им интересен художник. Поэтому считаю необходимым повторить тезис о том, что Самура сейчас уже не мангака, который рассматривается работником издательства, а самостоятельный автор. Хироаки Самура — это настоящая творческая личность, он вправе называться художником даже в суровом мире японской популярной культуры, оцениваемой только масштабами прибыли.

Harukaze No Snegurachka стала воротами в новый этап творчества Хироаки Самура, она показала, что его читатель готов к спокойным историям, в которых люди это люди, нет разделения на своих и чужих, а есть противостояние интересов и страстей, которые могут меняться с течением времени. Доказательством этого утверждения мы можем считать выход новой длинной серии Nami Yo Kiite Kure, драме о женщине, работающей на небольшом радио в Саппоро, Хоккайдо. В этой истории бытовая драма занимает первое место, перед нами переживания девушки средних лет, связанные с работой и личными взаимоотношениями с начальством, друзьями и любимым. Может быть, когда-нибудь Самура вновь вернется к шокирующим гуро-элементам в своих историях, но наивными, как раньше, им уже точно не стать.

Спасибо большое за прочтение. Если вам нравится то, что мы делаем — поддержите нас наш проект на Patreon

Матвей Колосов

Матвей Колосов

Главный редактор проекта mangahome