Статьи

Почему современная манга лучше классической

07.04.2015 — by Матвей Колосов

main

Статьи

Почему современная манга лучше классической

07.04.2015 — by Матвей Колосов

Старину обычно вспоминают с благоговением. Классика, золотой век литературы, музыки, кинематографа. Если взять что-нибудь ближе к делу, то это золотой век аниме (где-то восьмидесятые годы). О золотом же веке манги говорят не так охотно, но накопать что-нибудь на эту тему можно, если постараться. Однако, в предыдущих случаях разговоры о прошлом несут преимущественно негативный оттенок («Вот раньше как хорошо было, а сейчас…»). В разговорах о манге классика упоминается только как исторический факт. С одной стороны, хорошо, что нет открытого противостояния. Но, с другой стороны, есть ли тогда у современных мангак стимул сделать лучше? Лучше ли вообще современная манга? Кому сложнее её придумывать? Каким путём идёт развитие отрасли? Этим и другим неоднозначным вопросам посвящена статья. Данная статья не является истиной в последней инстанции и служит лишь для привлечения внимания к данной теме.

Прежде чем начать рассуждение, нужно уточнить некоторые термины. Например, классическая манга. Если вдруг вы окажетесь на baka-updates и выберете категорию «Classic manga», то вы очень сильно удивитесь, или обрадуетесь, присутствию там Берсерка, One Piece и других сериалов. Я ни в коем случае не отрицаю влияния этих «тайтлов»: все знают, что тома One Piece продаются миллионами экземпляров, и все, в той или иной степени, признают вторую арку Берсерка самым лучшим, что подарила миру манга. Но девяностые годы – это уже не классика и не золотой век (по версии японцев), а серебряный век, если пользоваться такой терминологией. Для статьи в качестве временных рамок классического периода берётся следующий период: 1952 (начало выпуска «Астробоя») — 1976 (завершение выпуска манги «Одинокий волк и его ребенок» / Kozure Ookami). Что касается работ мангак, которые были выпущены позже, то они тоже могут формально считаться классикой. Здесь уже поднимается не проблема цифр, а того влияния, которое мангака оказывает своим стилем, тематикой и реакцией читателя. Этому будут посвящены последующие статьи. Под современностью же понимается период от 2005 до настоящего времени, то есть последние десять лет. При желании можно связать этот год с началом выпуска многообещающей , но прерванной Ore to Akuma no Blues (от создателя Kangoku Gakuen, как ни странно). Автору статьи эта манга и несколько других (Vinland Saga, Kokou no Hito, работы Асано Инио и др.) показали, что впереди ценителей манги ждёт настоящее раздолье качества. Ниже будут представлены позиции, которые помогут аргументировать, почему качество современной манги лучше того, что читатель видел 50 лет назад, и, по возможности, объяснить, что послужило причинами этому.

В конце статье представлены другие термины, которые в статье отмечены цифрами (например, 1).

img_298429_30032774_4
Одинокий волк и его ребёнок (Кадзуо Коикэ)

1. Современная манга качественнее

Этот пункт сам по себе требует доказательств, что и будет сделано ниже. Пока что задайте себе вопрос: почему мы знаем не так много о старой манге? Японцы, конечно, знают больше, но мне редко приходилось слышать от японцев (как при прямом общении, так и при наблюдении за их общением между собой в интернете) совсем незнакомых названий. В крайней случае, это были малоизвестные работы всё тех классиков. В итоге мы получаем десятка три классиков (Тедзука, Икэда, Исиномори, Ёкояма, Хагио, Коикэ и Кодзима, Ёсихиро Тацуми, Кадзуо Умэдзу, Ёсихару Цуге и другие). Наверное, на то время это было даже много. Сейчас при желании можно назвать сто хороших мангак, чьи работы чем-то лучше той наивности, которую часто предлагали классики. Условного трэша хватало во все времена, а сейчас им завалено всё, но качество популярных журналов относительно высоко. Например, в Young Jump’е нет почти ни одной плохой манги (даже в преимущественно фансёрвисных Boku Girl и Minamoto-kun Monogatari что-то было, но пошло их сравнивать с классикой), половина Shonen Jump’а хороша, что для самого популярного журнала является достижением. Young Magazine тоже неплох, а ежемесячным журналам (или тем, что выходят два раза в месяц) выпускать проходные вещи должно быть стыдно.

sai0001
Cyborg 009 (Исиномори Сётаро)

Young_Jump_2014-46
ЕженедельникYoung Jump

2. Графика

Развитие манги в плане графики связано с насыщенностью мира комиксов профессиональными художниками, архитекторами (Nihei Tsutomu) и людьми, которые проходили курсы манги в высших учебных заведениях.

Возможно, преимущество графики современной манги по сравнению с классикой — это единственный бесспорный аргумент. Мангу по стилю изображения я бы разделила на три категории: каноничная манга, экспериментальная манга (искусство ради искусства) и манга в неоклассическом стиле. Если бросить взгляд в прошлое, то можно заметить, что раньше стиль был приблизительно одинаковым, а глаза персонажей были похожи на инопланетян (сравните Астро Боя, Розу Версаля, Cyborg 009). Понятно, что это было отличительной особенностью манги того времени, но если сравнить с настоящим положением вещей, то графика более реалистична, а степень реалистичности уже зависит от мангаки. Трудно одним аршином измерить какую-нибудь ёнкому и ту же комедийную Kangoku Gakuen, а что уже говорить про сравнение разных жанров внутри одной половозрастной группы или вне её. Если найдутся рьяные ценители старой графики, то в этом нет ничего плохого, ибо консерваторы нужны всегда, но нельзя отрицать того, что за 40 лет произошёл резкий качественный скачок. Развитие манги в плане графики связано с насыщенностью мира комиксов профессиональными художниками, архитекторами (Nihei Tsutomu) и людьми, которые проходили курсы манги в высших учебных заведениях.

B_V5HqYUwAAZDxf
Роза Версаля (Риёко Икэда)

Что же до экспериментального рисунка, то здесь едва наблюдаются какие-либо различия. Классические эксперименты могут напоминать современный мэйнстрим, а современные — классику, но это далеко не правило. В частности, к современным экспериментаторам относятся Taiyo Matsumoto (SUNNY, он же автор Ping Pong), Shinzou Keigo, Take (иллюстратор Katanagatari) и другие. Классические экспериментаторы работали в жанре гэкига. Современная манга многим им обязана, а тем, кто слышит это слово в первый раз, рекомендуется познакомиться с жанром. Современные экспериментаторы отмечают и влияние ранних работ в жанре дзёсей. Интервью (на английском) детально раскрывает эти и другие источники влияния.

f0151647_20482938
Журнал GARO — обитель классических экспериментаторов

68bab0ffd487601800f71c5888c719880a38ca71
Пример современного «эсперимента»: Boku wa mondai arimasen

Наконец, современная манга в классическом стиле. Это довольно расплывчатая категория, а работают в её рамках преимущественно инди-мангаки вроде enigmasurao (познакомиться с её портфолио и стилем можно на сайте. Они, не изобретая велосипед заново, просто берут старый стиль и почти не вносят никаких модификаций. Но графика всё равно получается более изящной и современной, даже если они используют просто карандаш и бумагу.

Смысл рассмотрения этих категорий в том, чтобы показать динамичность развития графики. Несомненно, есть мангаки, которым лень прорисовывать и даже выбирать стиль, только вот их работы, соответственно, мало кому запомнятся в будущем.

tumblr_ncv61xmpEQ1ru37lho8_1280.png
Пример графики из манги Sidonia no Kishi (Нихэй Цутому)

pluto-comparaison
Cравнение персонажей из манги Astro Boy (1952) и её частичного ремейка Pluto (2003)

3. Тематика и сеттинг

В данном пункте не будет прямого противопоставления классики и современности, но хочется отметить, что первой было жилось легче. «Отцы и матери» манги могли писать обо всём и не бояться того, что это уже было, что всё об этом сказано и что ничего нового они не принесут. Современникам в этом плане тяжело, но именно эта ограниченность позволяет им придумывать нечто оригинальное. Примеров оригинальности много. Возьмем, например, школу — самый приевшийся сеттинг. За 10 лет она успела стать местом для обучения убийц (Ansatsu Kyoushitsu), тюрьмой (Kangoku Gakuen), базой периода Сэнгоку (Gunjou Senki), пристанищем для клонов исторических личностей, идеальным приютом для социопата (Aku no Kyouten). Есть тайтлы, где всё начинается обычно, но потом школа становится чем-то невероятным. В таких случаях стоит говорить об игре с сеттингом или о так называемой деконструкции. Два классических тайтла: Astro Boy и Роза Версаля, были подвергнуты ей в Pluto и Innocent, соответственно. Kingdom представляет собой игру с сёненом и его тематикой, а Zekkyou Gakkyuu — довольно интересный (и страшный) подход к клише сёдзе. В жанре ужасов, например, сказать уже почти нечего, однако есть поджанры вроде зомби-апокалипсиса, где есть достойные работы (I am a Hero). К японской комедии относятся по-разному, так что даже не знаю, что можно предложить. Конечно, работы ONE стоят внимания, даже если большая их часть – это детские рисуночки. У него, я думаю, можно выявить игру с мангой вообще, а то и c комиксами всего мира. При восторженном описании современных изобретений нельзя не воздать должное и классике: она начиналась со смелых идей и действовала впотьмах, пытаясь найти то, что интересно публике. Это, несомненно, было сложным процессом.

При восторженном описании современных изобретений нельзя не воздать должное и классике: она начиналась со смелых идей и действовала впотьмах, пытаясь найти то, что интересно публике. Это, несомненно, было сложным процессом.

tumblr_nb6qxgGk201tj37kmo9_1280

Kangoku Gakuen (Hiramoto Akira)

4. Сюжет и персонажи

Парадоксально, но по поводу этих двух важных составляющих любой манги распространяться особо не хочется. У каждого жанра свои законы развития, и то, что приемлемо для ужасов, не совсем уместно будет смотреться в слайсе (slice-of-life, повседневность). Придётся обратиться к общим моментам, которые могут показаться спорными. Во-первых, роль этих категорий возросла. Сейчас между хорошими персонажами и словосочетанием «хорошая манга» почти всегда ставят знак равенства, даже если все остальное оставляет желать лучшего. Но у каждого есть своё понимание того, что должен представлять собой хороший персонаж. Обычно хорошие персонажи в серьёзном понимании, а вместе с ними и хороший сюжет, — это прерогативы сейнена. Можно сказать, что в классике сюжет и персонажи были хороши по меркам того времени. Такие персонажи, как Оскар из Розы Версаля, до сих пор считаются эталонами. Но что же случилось с персонажами, которые действительно хорошо смотрелись даже лет двадцать назад, а сейчас не вызывают энтузиазма?

Есть тонкая грань между персонажем, который был специально создан под стереотип, и персонажем, который иногда ведёт себя стереотипно. Общая картинка должна дать представление о том, с какой группой мы имеем дело. Иными словами, создать оригинального персонажа сейчас сложнее

С этим связан второй пункт — архетипы. В классические времена они ещё не устоялись, поэтому все персонажи всегда воспринимались на ура, о чём и было сказано. Сейчас же ситуация другая. Кому-то они нравятся, кому-то нет. Мнение автора статьи однозначно: если тайтл претендует на что-то большее, чем развлечение публики, то никаких цундере (1), яндере (2), гэнки (3), ахо (4) и даже оре / боку (замена развития персонажей местоимениями), быть не должно. Есть тонкая грань между персонажем, который был специально создан под стереотип, и персонажем, который иногда ведёт себя стереотипно. Общая картинка должна дать представление о том, с какой группой мы имеем дело. Иными словами, создать оригинального персонажа сейчас сложнее, а японцы лишь подливают масла в огонь, навешивая ярлыки даже на персонажей серьёзных работ. Что же касается сюжета, его развития и развязки, то у современников здесь не всегда всё хорошо. Не располагаю данными о том, что получают мангаки с продаж журналов, но иногда кажется, что им платят за каждое появление в журнале, а они рады стараться. Автору статьи, например, нравятся объёмные тайтлы хорошего качества, но последнее увидишь не у всех. Классика же почти всегда была объёмной, при этом концовка не страдала. Если мы говорим о манге, состоящей из одного тома или одной главы, то она тоже получалась солидной. Из современных опусов однозначно выделяются Watashitachi no Shiawase na Jikan, а если взять два тома, то это Undercurrent и Sekai no Owari to Yoakemae. Интересные ваншоты (тайтлы, состоящие из одной главы) недавно вышли из-под пера Нисио Исина, но это скорее исключение, чем правило. Ввиду коварности данных категорий больше никаких смелых заявлений не последует. Читатели сами вправе оценить современное состояние оных и приложить эту оценку к более старым работам.

1422542977-para4
Watashitachi no Shiawase na Jikan (Юмэка Сумомо)

undercurrent
Undercurrent (Todoya Tetsuya)

5. Язык и символизм

Многим может показаться, что это к делу не имеет никакого отношения. Но стоит напомнить, что манга началась тогда, когда была проведена серьёзная реформа по упрощению кандзи (5). Роль классической манги в популяризации упрощенных иероглифов и хираганы (6) как средства записи окуриганы (7) велика, поэтому переход для страны прошёл не так болезненно. Может ли что-нибудь подобное предложить современная манга? Опыт прочтения манги в оригинале подсказывает, что может, но только с обратной стороны. Сейчас устаревшие иероглифы — это средство выразительности, которым активно пользуются исторические и фантастические тайтлы. Наличие фуриганы (8), которую почти не встретишь в серьёзной литературе, упрощает процесс «опознания» устаревших кандзи и пополняет «графический» запас среднего японца.

010
Использование устаревших кандзи (Mahou Shoujo of the End). В данном случае вместо используется .

Символизм, кажется, является неотделимой составляющей манги, которая построена на графической презентации. Естественно, в манге он присутствовал всегда, но серьёзную роль в повествовании стал играть только в последнее время (Kokou no Hito, Tokyo Ghoul). Чем-то это напоминает Джорджа Мартина с его «Песней Льда и Огня», у которого можно раскопать много вещей, указывающих на дальнейшее развитие сюжета. Отсутствие символизма не является преступлением, а его присутствие не всегда уместно, но подобные тенденции идут на пользу манге, которая многими все ещё не признаётся видом искусства.

tumblr_ngw2707NZL1slxjxgo1_1280
Пример современного использования символизма (Innocent)

Америку открыли викинги, или, на худой конец, Америго Веспуччи постарался, а слава вся принадлежит Колумбу. Честно ли это? К сожалению, история манги – это очень маленький кусочек общей истории, но подчиняется он тем же законам.

6. Плюрализм и взросление

Эта позиция кажется очевидной, но упомянуть её отдельно стоит. То, что сейчас каждый может найти себе мангу по вкусу, не является государственной тайной. Любителям политики и других взрослых тем придётся серьёзно покопаться, но найти – найдут. Про качество раздолья уже говорилось, поэтому на этот раз хочется обратить внимание на то, что было раньше. Или на то, чего раньше вообще не было. В первые лет десять своего существования и развития манга ориентировалась на мальчиков, потом эстафету переняли девочки. К третьей декаде потянулись взрослые. При этом манга оставалась приблизительно в одной плоскости, аккуратно подвергаясь экспериментам со стороны ещё здравствующих смельчаков. В девяностые годы Японию, прошу прощения, тряхнуло в экономическом плане, после чего манга сильно разнообразилась и повзрослела, о чём свидетельствуют сейнены 90-х годов. Никто не спорит, что у Тедзуки были серьёзные подтексты, но были ли они доступны детям? Все-таки эти две категории, плюрализм и степень серьёзности, определяются их признанием. Формально за первые тридцать лет вышло множество тайтлов, но запомнились максимум работы только тех мангак, которые были перечислены в самом начале. Америку открыли викинги, или, на худой конец, Америго Веспуччи постарался, а слава вся принадлежит Колумбу. Честно ли это? К сожалению, история манги – это очень маленький кусочек общей истории, но подчиняется он тем же законам. На плюрализм ещё можно посмотреть с негативной стороны, именно он является чуть ли не главной причиной «деградации» литературы и кино, как любят заявлять пессимисты. Нельзя с полной уверенностью заявить, что плюрализм идёт современной манге на пользу. Но всегда можно просто игнорировать ту область, которая вас не интересует. В данной статье тоже игнорируются излюбленные многими вещи, но это не лишает их права быть полноценными субъектами истории. В какой-то степени эта статья — битва лучших, и это удобнее противопоставления двух полностью безликих и безымянных масс.

Очевидно, что без классического фундамента было бы невозможно всё остальное, но у этого остального есть право быть лучше предшественников. На эту тему ещё много чего можно сказать, что и будет исполнено в последующих статьях, посвященным отдельным работам из классической и современной манги.

Теперь статья переходит от позиций к отдельным моментам, которые будут представлены в форме вопросов и ответов. Автор надеется, что это поможет точнее ответить на вопросы статьи:

а) Если всё-таки отталкиваться от того, как трактуют золотой век манги японцы, то что из себя представляет современный период?
б) Для японцев золотой век связан с уже упомянутым жанром гэкига. Это время, период, когда манга поднялась на совершенно новую ступень, что сродни переходу от собирательства к земледелию. Назвать же современный период Ренессансом язык не поворачиваться, потому что это совершенно другие темы, другие подходы. Но ничто же не мешает просто сказать, что было нескольких золотых эпох? История человечества шла на такие поблажки.

а) Зачем вообще выделять золотой век, если всё идёт по пути эволюции? Никто же не говорит, что рыбы — это вершина эволюционной пирамиды.
б) Эволюционный подход к истории манги представляется как раз самым адекватным. Возможно, другие современные формы культуры заслуживают всяческого порицания, но манге ещё есть, что рассказать и показать. Не исключается и то, что она может стать цветной. Не вся, но цветные страницы новой Happiness от создателя Aku no Hana могут ослепить.

16576ad98d1001e91defa823bc0e7bec55e79762
Цветная страница из манги Happiness (Oshimi Shuuzou)

а) Почему игнорируются достойные и влиятельные работы, выпущенные между двумя рассматриваемыми периодами (Akira, Berserk, Sailor Moon, Monster)?
б) Качество и влияние этих работ не умаляется. Все они достойно заняли свои место в истории, будь то благодаря гармоничному сочетанию всех нужных элементов или благодаря свежим идеям. Люди знают об этих тайтлах, обожествляют их, часто думают, что лучше сделать нельзя. Но всё указывает на то, что пока ещё можно. Это вопрос не качества, а установки. Если человек убежден, что лучше определенной манги / арки сделать нельзя, то тут уже ничего нельзя сделать. Более того, статус шедевра у данных тайтлов признана многими. Отстаивать же гениальность онгоингов трудно, хотя данный ярлык не мешает Берсерку оставаться некой вершиной медиума.

а) Как можно судить о преимуществе современной манги, если большая часть тайтлов ещё не закончена?
б) Резонный аргумент, но к тому времени, как они закончатся, вопрос будет стоять по-другому. Например, манга в самом деле может стать цветной, и тогда уже будут выделяться «чёрно-белый» и «цветной» периоды. Всякое может случиться. Сейчас манга приобретает всё большую популярность за пределами Японии, а её неофициальные переводы и даже официальные переводы идут почти наравне с аутентичными выпусками. Отвечая напрямую на данный вопрос, вновь обращаюсь к системе арок, которая работает не всегда. Концовка всей манги – это дело тонкое, а особенно это касается работ, количество глав которых превышает 100. Недавно закончилась Liar Game, которая очень хорошо вписалась в рассматриваемый период. Конец был эффектным, но немного скомканным. Помешал ли этот недочёт общему впечатлению от манги? Вряд ли, потому что даже без всех последних объяснений тайтл нормально читался и был наполнен замечательными моментами.

а) Как с этим вопросом соотносятся додзиcи непорнографического характера?
б) По этому поводу можно сказать, что раньше додзиси могли составлять конкуренцию мэйнстриму. Содержание любительских работ было серьёзным и более близким к литературе, чем к манге.  То, что по этому поводу сказано в Sayonara, Zetsubou Sensei , не так далеко от правды. Сейчас качество додзиси находится не на таком уровне, что говорит либо в пользу мэйнистрима, либо в укор додзиси.

а) Что можно сказать о влиянии фансервиса на современную мангу?
б) Говорят, что фансервис придумала создательница Inuyasha в Urusei Yatsura. Это было в восьмидесятых годах прошлого века. Соответственно, классика от фансервиса не страдала (Lady Snowblood вряд ли создавалась в этом ключе), в девяностых годах манга им перестрадала, а сейчас к нему есть разные подходы. Кто-то на 200 страниц рисует одну сцену изнасилования, кто-то философски подходит к вопросу «поп и сисек». Голые мужчины в фартуках (Shokugeki no Souma) тоже стали довольно актуальны, к слову сказать. В общем, это не катастрофа, а вопрос к отдельному мангаке. Умеет со вкусом преподнести — пожалуйста.

d0091006_1155876
Urusei Yatsura (Румико Такахаси)

а) Я не знаю предложенных примеров, они плохи и недостойны.
б) Вопрос незнания в наше время решается легко, но на вопрос о качестве не всегда можно однозначно ответить. Признаю, что не все тайтлы, которые были упомянуты, — это шедевры. Это просто хорошие, причём не только по моему мнению, работы, некоторые аспекты которых соответствуют заявленной теме. Ранним тайтлам посвящены даже научные исследования, а некоторые из примеров, которые здесь могли встретиться читателям, возможно, впервые появились в какой-либо статье вообще.

а) Кому же труднее создавать мангу? В тексте нет однозначности.
б) Это нелёгкий вопрос, но ответить на него можно. Классики испытывали одни сложности, у современников другие. Проблемы создания манги как таковой не было, так как основы уже были заложены в японской культуре. Процесс внедрения этой новинки в массы, да и ещё до такой степени, что манга стала продаваться миллионными тиражами, был суровым. Сложности были с процессом укоренения тропов, которые должны были обособить мангу от иных форм культуры. Какие проблемы стоят перед мангаками нашего времени? Проблема продаж есть у всех, поэтому её не берём. Сейчас сложности связаны с оригинальностью, выбором аудитории, неуважением со стороны редакторов журналов, которые могут запросто убрать работу из содержания даже тогда, когда она печатается. Далеко не все стремятся к оригинальности, но не будет ли неловко, если вдруг мангаке в голову придёт такая идея, которая уже фигурировала в печати? Многим мангакам приходится изучать то, что было выпущено до них, что не всегда приносит удовольствие. Выбор аудитории – это первое, о чём задумывается мангака. Исключения есть, как есть и перемещения из одного журнала в другой, но это лишь способствуют стрессу. Не стоит забывать, что японцы предпочитают не покидать рабочий коллектив в течение всей своей жизни, что в какой-то степени распространяется и на творческие профессии.

На этом статья заканчивается. Возможно, по содержанию было не совсем очевидно то, что цель данной статьи — это не поливание грязью классики и восхваление современности. Очевидно, что без классического фундамента было бы невозможно всё остальное, но у этого остального есть право быть лучше предшественников. На эту тему ещё много чего можно сказать, что и будет исполнено в последующих статьях, посвященным отдельным работам из классической и современной манги.

Терминология:

1. Цундере — архетип, представляющий собой персонажа (чаще девушку), который ведёт себя по отношению к главному герою то негативно, то с любовью. Классическая цундере постепенно остывает и прекращает выставлять свою негативную сторону. Современная цундере последовательно и активно выражает обе стороны, что выглядит менее реалистично.

2. Яндере — архетип, представляющий собой персонажа (чаще девушку), который от любви к главному герою способен убивать и разрушать.

3. Гэнки (букв. энергичный) — архетип, представляющий собой гиперактивных персонажей.

4. Ахо (букв. идиот) — персонажи, которые специально или в силу умственной недостаточности ведут себя по-идиотски.

5. Кандзи (букв. китайские иероглифы) — одна из форм записи японского языка, представляющая собой когда-то заимствованные из китайского языка иероглифы. Обладают несколькими чтениями (китайским он и японским кун) и периодически пополняются иероглифами, которые придумали сами японцы (кокудзи).

6. Хирагана — одна из двух японских слоговых азбук. Была выведена из кандзи и служила для записи исконных японских слов. Сейчас её роль значительно расширилась, и ей можно записывать всё, что не является заимствованными словами.

7. Окуригана — суффиксы для слов японского происхождения (преимущественно глаголов и прилагательных), которые следуют за кандзи. В настоящее время совпадает с хираганой, но до середины XX века для её записи использовалась катакана.

8. Фуригана — символы, которые помогают с чтением кандзи. Без них не обходится манга категорий сёнен и сёдзе, а иногда её можно встретить и в сейнене. В некоторых случаях использование фуриганы связано со стилистическими задачами, когда надо использовать эпитет или придать обычному слову / сочетанию новый смысл.

Примечание:

Желающие узнать больше об истории манги могут пользоваться любыми источниками, раскрывающими вопрос, так как откровенно ложной информации нет. Тем, кто хочет узнать мнение японцев об онгоингах, можно сюда.

Матвей Колосов

Матвей Колосов

Главный редактор проекта mangahome