Статьи

Культовый японский режиссёр аниме Сатоси Кон и его наследие

26.10.2016 — by torkban

main

Статьи

Культовый японский режиссёр аниме Сатоси Кон и его наследие

26.10.2016 — by torkban

Пять лет  назад кинематограф потерял одного из своих самых значимых талантов. Сатоси Кону было всего 46 лет, когда он скончался от рака поджелудочной железы в 2010 году. Уникальная личность. Фильмы его балансируют на грани реальности и с пугающей точностью рассказывают о воздействии технологий на психику человека. Если бы не его работы, Нео бы никогда не выбрал красную таблетку, а мир никогда не увидел наследия Матрицы — фильмов, играющих с субъективной реальностью: “Бойцовский клуб”, “Начало” и ‘Реквием по мечте”. Так почему же в наше время мы так редко видим, как режиссёры отдают должное его творчеству?

Сатоси Кон

Ответ частично кроется в том, что Кон – бывший ученик создателя “Акиры”, Кацухиро Отомо, поднимавшего в своих работах нарочито взрослые темы, которые не были легко приняты западными зрителями, считавшими мультипликацию, как продукт для семейного просмотра. Но эта анимация имеет огромный потенциал для визуальных инноваций, который позволил гению Кона воссиять во всей красе.  “Его фильмы о том, как люди в наше время справляются с ведением сразу нескольких жизней: личной и публичной, на экране и за кадром, во сне и в бодрствовании.” – говорит Тони Чжоу в Editing Space & Time, короткометражном документальном фильме о режиссёрской работе Сатоси Кона, что появилась вслед за его идеями о всё большей раздробленности нашей жизни в эпоху массовой информации .
“В анимации есть только то, что действительно необходимо, и ничего лишнего” – говорит Кон, объясняя свои предпочтения в выборе формата экранизации, над фильмами. “Если бы у меня была возможность снять полнометражный фильм, как я это делаю с мультипликацией, вышло бы крайне сумбурно, зритель попросту потеряет суть происходящего на экране”

Ни одна из работ Сатоси Кона не получилась кассовой в Японии или за ее пределами. Но при этом его работы: 4 полнометражных аниме и 13-ти серийный сериал, в среде поклонников возвели вокруг него некий культ ещё при жизни. Среди фанатов его дебюта 1997 года – Perfect Blue (пугающая, умопомрачительная смесь Хичкока и Ардженто для пост-интернет поколения), был Даррен Аронофски, купивший права на фильм в целях создания киноремейка. Проект провалился, но Даррен оставил сцену с ванной для следующего фильма, «Реквием по мечте».

Как бы то ни было, был также другой проект, который Аронофски создал почти десять лет спустя, он имел огромное сходство с Perfect Blue. В зависимости от того, с какого уголка интернета вы вышли, Чёрный Лебедь, —  либо превосходная экстраполяцией идей, заложенных в Perfect Blue, либо наглая их кража. Perfect Blue — это история о девушке с кристально чистым голосом, участнице популярной гёрл-банд группы, которая захотела стать актрисой, такая жизнь в свете софитов заставляет её постепенно терять связь с реальностью, столкнув со своим злым двойником. Стоит только заменить певицу на актрису балета, и связь с фильмом Аронофски становится такой очевидной. Аронофски, отдавший дань уважения Кону в своей книге, отрицал все возможные сходства с работой японца, и  на фестивале Phily в 2010 году сказал: “Конечно, между фильмами есть общие черты, но я никак не пытался скопировать работы Сатоси Кона. Мы хотели экранизировать балет “Лебединое озеро”, и у нас это получилось. Мы хотели его драматизировать, и поэтому он вышел подобным образом.

Вопросы Кона в Perfect Blue о том, что же лежит в основе того, что мы привыкли называть реальностью, предзнаменовали выход такого высококонцептуального фантастического фильма, как Матрица. Смотрели ли работы Сатоси Кона братья Вачовски перед написанием сценария к своему фильму неизвестно, однако сами они признавались что являются большими поклонниками манги. Идеи их фильма о личности и о том, как она создаёт мир вокруг себя, глубоко резонирует с постмодернистским восприятием бытия и изменчивости в Perfect Blue. (Интересно, что Кона в другой своей работе Millennium Actress (2001г) опередил и обоих Вачовски и Аронофски, рассказав о любви, пересекающей века). В Perfect Blue явление динамичной, постоянно изменяющейся реальности пересекается с ещё одной темой — разрушением неприкосновенности персональной информации в интернете. Тема, к которой Кон ещё вернётся в сюжете Paprika (2006г). Сюррелиастичный кибер-триллер о краже устройства, позволяющего владельцу заглядывать в чужие сны. Сюжет так сильно пересекается с Началом (2010г) Кристофера Нолана, что, сходства просто не могли быть не замечены истинными любителей аниме. Но там, где у Нолана его классическая стальная точность, Paprika обрывает все связи с материальным, таким способом, о котором Нолан (в буквальном смысле) не мог и мечтать — титры с оскароносными визуальными фантазиями, в то время как в Начале проходит обыденная драка в прихожей, вывернутой шиворот-навыворот,

И всё же, несмотря на несколько избыточный визуальный стиль, автор и эту работу вложил крайне серьёзные вопросы. Ничего в работах Кона не бывает просто так, как бы дико и аляповато это ни выглядело. Возьмём, к примеру, парад в Paprika, вся эта колонна самураев, устрашающих кукол и ходячих холодильников выглядит крайне нелепо для неподготовленного взгляда западного зрителя. “Такие персонажи не выглядят необычными для Японии, в ней нет государственной религии, как христианство во многих западных странах, напротив, в ней жители многие годы молились самым разнообразным богам и богиням”, — сказал Кон в своём интервью для Лос-Анджелес Таймс в 2008г. “К примеру, нахожусь я сейчас в Лос-Анджелесе, отвечаю на ваши вопросы, но в моём сознании я могу вспоминать свою работу в Токио, и размышлять о том, что же сегодня будет на ланч. Это доступно далеко не каждому”.

“Вам не кажется что сны и интернет так похожи?” – вопрошает д-р Атсуко Тиба, альтер-эго главной героини аниме Paprika. “Это обе области, где подавляется здравый смысл и рассудок”. Учитывая текущий уровень произвола в социальных сетях и онлайн экстремизма, эти слова звучат пугающе, особенно для произведения, выпущенного до эпохи Твиттера и других соцсетей. Вот в чём проявляется гений Кона, наряду со своим безупречным визуальным стилем, он также скрупулёзно размышляет над разработкой каждой из своих работ. В купе с блестящей визуальной составляющей у него выходят такие убедительные работы.  Рассмотрим одну цитату из его интервью Washington Post от 2006 года, произошедшее в виду раскрытия фактов о повсеместной слежке АНБ над интернет деятельностью. “В США, так же, как и Японии, данные с компьютеров воруются очень часто”, сказал он. “Таким образом они даже управляют нашим сознанием, в какой-то степени, потому что нам так часто показывают и так много говорят о новых продуктах, как о чём-то удивительном, чего не было никогда ранее”. Такое воздействие на разум людей определёнными изображениями очень сильно – вот о такого рода терроризме я и говорил в Paprika”.

Этот фильм вызвал овации, после премьерного показа его на Венецианском фестивале, высший триумф Сатоси Кона, который привлёк внимание и заслуженное отношение к его более ранним работам Perfect Blue, Millennium Actress и другим полнометражным работам, а также менее известного Tokyo Godfathers. Однако, остаётся чувство, что режиссёрский талант Сатоси Кона должен быть оценен наравне с Аронофски и Ноланом, а его влияние должно быть приравнено к таким режиссерам, как Терри Гиллиам и Дэвида Линч.

Незадолго до смерти, Кон написал длинное трогательное письмо, в котором описывал свою прогрессирующую болезнь, а также опасения о том, что он может не успеть выпустить свою последнюю работу, свою детскую мечту на экраны тв. Этот проект, который мы, может быть, ещё сможем увидеть, имеет название Dreaming Machine. (Последние новости о Dreaming Machine были в 2015 г., когда студия Madhouse заявила, что пытается найти режиссера, достойного Кона, чтобы воплотить его работу в жизнь).

Источник: Dazeddigital
torkban

torkban

Не в меру вредный и не к месту серьёзный.